Фонданы фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Шоколадные кексы


фонданы фото

2017-09-25 06:08 В этом году мои мастер классы проходят в школе Хлеб и Еда, Слесарный пер, д2 Для записи на Как сделать вкусный томатный сок своими руками на зиму Простой рецепт с фото




- Кум! Ты фирму, говорят открыл, может возьмёшь меня на работу? - Не проблема! С тебя резюме, знание иностранного и владение компьютером. - Вот же как ты меня ловко на хер послал!


Если у Вас квартира или офис с видом на Кремль, то ещё большой вопрос, кто за кем наблюдает.






МЕЧТАЮ СТАТЬ ЖЕНОЙ МАГНАТА. РОДИТЬ РЕБЕНКА ОТ НЕГО, И ЖИТЬ КРАСИВО, КАК СОНАТА И ПИТЬ ФРАНЦУЗСКОЕ ВИНО! ХОДИТЬ В РАСКОШНЫЕ САЛОHЫ, НОСИТЬ ОДЕЖДУ ОТ КУТЮР, бЫВАТЬ В БОГАТЫХ РЕСТОРАНАХ и ЖИТЬ, КАК ТОЛЬКО ЗАХОЧУ!


История не моя, рассказал знакомый. Ходил он в стародавние СССР-ошные времена в погонах. А служил не в войсках и не в милиции, а наоборот в КГБ. Причем в самом что ни на есть важном для советской Отчизны управлении - том, которое выслеживало и ловило диссидентов. Вышли они как-то на очередного "клиента" - какой-то то ли художник-абстракционист, то ли поэт-самиздатник, - дело давнее, не вспомнишь. Но явная сволочь. Во-первых, еврей, а за это уже привлечь можно. Во-вторых, тунеядец, отчего и беден, как церковная крыса. В-третьих, интеллигент - тоже подозрительно. А в-четвертых, о нем временами клевещут на Родину вражеские голоса. Ну не гад ли? Поступила задача: тайно провести у поэтического художника обыск, чтобы он, значит, ничего не просек и какого-нибудь подрывного Набокова или бесстыжие репродукции Уорхолла попрятать не успел. Слава КПСС! - ответили герои, глянули на торчащего посреди площади Феликса и побрели на квартиру. Ну, как положено, установили внешнее наблюдение, то, се, вычислили, когда "объект" из дому уходит (не иначе, негодяй, на тайные явки шастает). Приступили к опереции. Бог ты мой, да на ту дверь с замочком и смотреть-то боязно - того гляди от напорного чекистского взгляда внутрь вывалится. Ну, значит, они тот замочек специальной железочкой ковырь, ковырь - а он, гад, не поддается. Они еще - ковырь. И еще не поддается. Да что же это делается! Вынести эту дверь сапогом к чертовой матери, а нельзя - обыск-то тайный. Ушли, чертыхаясь, ждать новой отлучки антисоветчика на сходку. Во второй раз явились с сугубым специалистом, а тот - с особым чемоданчиком. Тьфу, тьфу, дело плевое, только беспокоите зря. Сейчас мы замочек этот... А вот хрен тебе, не открывается! И так его, и эдак, - а замок щелк-пощелк, вроде крутится, а дверь не отворяет. Вот заперся, скотина, не иначе припрятал гнусный архив этого - как его, антисоветчика? - Солженицына. Не поверите, четыре раза приходили. И вскрыли, наконец, и - естественно, ни фига не нашли, кроме расстеленной передовицей кверху "Правды" с пятнами от селедки. А замочек-то что? А ничего. Не работал он вовсе, сломан был начисто! Эта крыса интеллигентская, выходя из дому, дверь ту к косяку шурупом прикручивал. Так кто ж его знал! Ну не гад ли?!